новости

«Загибаются целые отрасли». Почему в Югре фиксируют шквальный рост безработицы

Скрываемая на протяжении многих лет чиновниками безработица в ХМАО выходит из тени на фоне пандемии коронавируса. За последний год статистика отмечает шквальный рост количества нигде не трудоустроенных людей. В целом ряде муниципалитетов негативные процессы принимают и вовсе практически катастрофический характер. При этом собеседники издания в депутатском корпусе, управленческих структурах региона, а также политологи и экономисты не ограничиваются традиционными объяснениями кризисных явлений. О причинах взрывного роста безработицы в традиционно благополучной, как принято считать, Югре, и перспективах развития ситуации – в материале УралПолит.Ru.

По данным Департамента труда и занятости ХМАО-Югры за 11 месяцев прошлого года (итоги всего года будут подведены позднее, – Прим.ред.) безработица в регионе выросла в 7,3 раза по сравнению с предыдущим аналогичным периодом. Кроме того, на 74% увеличилось количество югорчан, обратившихся за помощью в трудоустройстве в центры занятости населения. Всего официально о желании найти работу заявило более 75,7 тыс. человек, что на 32 тыс. больше, чем в 2019 году.

Примечательно, что, исходя из данных профильного департамента, количество незанятых вакансий сократилось за год на 500, составив на ноябрь 2020 года чуть более 14,5 тыс. мест. Такого количества рабочих мест явно недостаточно, чтобы удовлетворить спрос, тем более, что среди них традиционно преобладают вакансии с не самой высокой для северного региона заработной платой.

«Из числа граждан, обратившихся за содействием в поиске подходящей работы: 1449 человек (1,9%) – граждане, уволенные в связи с ликвидацией организации либо сокращением численности или штата работников (январь – ноябрь 2019 года – 4,5%); 16403 человека (21,7%) – граждане, уволенные по собственному желанию (январь – ноябрь 2019 года – 14,7%); 10695 человек (14,1%) – длительно (более года) не работавшие (январь – ноябрь 2019 года – 16,3%); 26408 человек (34,8%) – впервые ищущие работу (ранее не работавшие) (январь – ноябрь 2019 года – 8,8%)», – следует из отчетности департамента труда.

Стоит отметить, что немалое количество югорчан, хотя и не потеряли работу, но, тем не менее, трудятся в режиме неполной занятости. По данным дептруда, в таких условиях на конец 2020 года находились 5 тыс. 265 человек в 446 организациях (в том числе 2123 человека в связи с введением ограничительных мероприятий), в то время как по состоянию на 27 ноября 2019 года – 652 человека в 12 организациях.

С далеко не радужными отчетами чиновников департамента во многом коррелируют и данные муниципальной статистики. В ряде муниципалитетов на рынке труда складывается критическая ситуация. И если большое количество безработных в Сургуте (около 6,9 тыс. человек) и Нижневартовске (более 4,2 тыс.) объясняются масштабами городов и компенсируется более широкими возможностями выбора вакансий, то в других территориях коэффициент напряженности по безработным, измеряемый количеством человек на рабочее место, зашкаливает.

Так, к примеру, в Березовском районе он составляет 7,1 при общем количестве официальной безработных жителей свыше 780 человек, в Кондинском – 7,8 (более тысячи безработных), а в Советском процесс уже давно приобрел откровенно пугающие масштабы. В этом районе коэффициент напряженности бьет все антирекорды по Большой Тюмени – 24 при более чем полутора тысячах официально не имеющих работы гражданах. Стоит добавить, что в муниципалитете еще 376 человек по состоянию на 30 декабря находились под угрозой увольнения, что, вне всякого сомнения, способно предельно ухудшить и без того напряженную социальную ситуацию в депрессивном муниципалитете.

Негативные процессы, захлестнувшие регион, вынуждены признавать, хотя и неохотно, даже власти. Например, бывший глава города Советский, а ныне депутат окружной думы Алексей Савинцев в конце минувшего года заявил, что «добивается развития западных территорий округа».

«На наш взгляд, там слишком большая безработица. Часть вопросов решена, но надеюсь, в нынешнем созыве Наталья Владимировна Комарова и ее новое правительство уделит им больше внимания», – сообщил парламентарий в эфире «Югра-ТВ».

В свою очередь, сама глава ХМАО Наталья Комарова отметила, что безработица в автономии «ниже, чем в целом по стране, но достигла максимальных значений за последние годы».

Для нивелирования тяжелой ситуации на рынке труда, по словам представителей окружных властей, в Югре до 220 тыс. рублей увеличили единовременную помощь при регистрации юридического лица, ИП или фермерского хозяйства. При этом, как следует из реляций чиновников, в 2020 году количество работников в сфере МСП, правда, включая самозанятых, увеличилось на 4,7 тыс. человек.

Однако федеральная статистика противоречит этим заявлениям. По состоянию на 10 января текущего года в округе зафиксировано 59228 субъектов малого и среднего предпринимательства, в том числе 20137 юрлиц. Общая среднесписочная численность работников в них в настоящее время – 151087 человек, как следует из данных Единого реестра субъектов МСП Федеральной налоговой службы.

При этом полгода назад, 10 июля 2020 года, в Югре было 62470 организаций малого и среднего бизнеса, включая 21256 юрлиц с общей среднесписочной численностью персонала 153323 сотрудника. А ровно год назад, 10 января 2020 года, хотя субъектов МСП было несколько меньше – 61476, но общая среднесписочная численность работников была больше – 153965 человек.

Свои оценки текущим процессам на рынке труда дают собеседники УралПолит.Ru. Политолог Александр Лобов, помимо уже ставших традиционными ссылок на экономический спад и последствия COVID-19, приводит и другие факторы, оказывающие давление на рынок труда.

«Безусловно, есть связь с экономическим кризисом и влиянием пандемии. Полагаю, что люди, ранее не имевшие статуса официально безработных, сейчас решили его официально признать ради получения мер поддержки. Также ни для кого не секрет, что ХМАО-Югра активно привлекает вахтовиков, и местное население нередко жалуется, что на зарплаты, которые им предлагаются, очень сложно прожить в нашем регионе. Рабочих из средней полосы России, приезжающих на месяц-два, они, напротив, вполне устраивают. Ну, и, наконец, мне кажется, что тема занятости во многом просто пущена чиновниками на самотек», – считает собеседник агентства.

На тему безработицы, правда, в приватном формате, согласился побеседовать и близкий к аппарату губернатора источник издания. Управленец указывает, что проблема, действительно, существует, а ее масштабы вызывают тревогу. По его мнению, у роста количества неработающих югорчан есть и другие, не отображаемые в статистических отчетах, причины.

«Конечно, сложилось много факторов. Но есть и такие нюансы. Вопросы безработицы тесно связаны с ситуацией на рынке. Помощь предпринимателям оказывается, но она не компенсирует потери бизнеса в текущей ситуации. По сути, просто не позволяет упасть штанам. Поддержка же это не только деньги, но и создание таких условий, когда предприимчивые люди сами могут найти все варианты получения прибыли. А этих условий на государственном, окружном, муниципальном уровне нет. Если тебе дают рубль, то затем будут выбивать два. Вот люди, умеющие считать деньги, понимают, что заниматься бизнесом нерентабельно, и закрывают компании», – высказывает свой взгляд на ситуацию источник издания.

При этом такая ситуация, по его словам, наблюдается повсеместно. На общую негативную ситуацию с предпринимательством, прежде всего малым и средним бизнесом, обеспечивающим занятость на местах, накладывается низкий уровень компетенций и профессионализма профильных чиновников в округе.

«Загибаются целые перспективные отрасли. Взять ту же лесоперерабатывающую промышленность. У нас лесосека 25 миллионов кубометров в год могла давать. 5 из них точно можно спокойно пускать в переработку без какого-либо ущерба природе, все давно рассчитано. Но дешевле, видимо, взять и продать, а вместо крепких предприятий появляются мутные торговые базы и конторы. Я уверен, что Наталья Комарова, судя по ее высказываниям, хотела бы изменить ситуацию, но этого не позволяет сделать дилетантизм и низкий профессиональный уровень подчиненных. Это убийственная психология временщиков в региональном правительстве», – констатирует управленец.

Вопросы растущей безработицы неоднократно поднимались на заседаниях думы ХМАО-Югры. Как считает депутат Виктор Сысун, фактически сегодня из тени выходят безработные, которые являлись таковыми и ранее, однако не учитывались статистикой.

«Нам представляли прогноз социально-экономического развития округа на ближайшие годы и прогнозные показатели по 2020 году. Там рост безработицы приближался, как помню, к восьмикратному. Мы говорили, что это необходимо тормозить. Отчасти власти правы, позволив в период распространения коронавируса безработным регистрироваться онлайн, без похода на биржу труда. Процесс упростился, и вся латентная безработица, которая у нас в округе была, скажем, и в 2019 году, и не раз обозначавшаяся нашей фракцией, вышла наружу, став реальной. На мой взгляд, рост ее сейчас в реальности не в семь раз, а раза в два. Просто она перестала быть скрытой», – обозначил свою позицию представитель думской фракции ЛДПР.

По мнению Виктора Сысуна, сегодняшняя ситуация является типичным примером «игры с цифрами», целью которой является создание иллюзии благополучия. Но коронавирус и связанные с ним мероприятия внесли свои коррективы.

В свою очередь, экономист Константин Селянин развивает и масштабирует тему. По словам эксперта, именно крайне низкий размер пособия по безработице фактически скрывал настоящую картину. Население, даже не имея официальной работы, предпочитало перебиваться случайными заработками или заниматься частным извозом, не желая регулярно отмечаться на бирже труда из-за смехотворных выплат.

«Дело в том, что лишь очень немногие люди, потерявшие работу, до начала пандемии регистрировались в качестве безработных. Это где-то треть по России. До пандемии минимальный размер пособия по безработице был около 800 рублей, и никто не спешил за этой подачкой. Но когда вышел закон, что во время распространения инфекции будут платить МРОТ, 12 с лишним тысяч, желающих разу стало в разы больше. И такая картина по всей стране, в целом в России безработица выросла в 5-6 раз», – говорит аналитик.

Рассуждая о текущих процессах, собеседник УралПолит.Ru отмечает, что подсчитать количество безработных можно двумя различными методами. Так, к примеру, по методике, рекомендованной Международной организацией труда (МОТ), она составляет сейчас порядка 6%, что не является критическим уровнем. Это так называемая циклическая безработица.

«Однако у нас в стране она очень сильно варьируется в зависимости от региона. Самое тяжелое положение на Северном Кавказе, в республиках которого безработица достигает четверти от трудоспособного населения. Кроме того, есть различия и по стратам. Самый высокий процент безработных среди молодежи до 25 лет, примерно 16%, и людей старше 50 лет, которым еще далеко до пенсии. Здесь 18%. Статистические подсчеты «в среднем по больнице» некорректны. Присутствует и такое странное понятие «как частично занятые», которого, наверное, ни в одной экономике нет. Это те, кого перевели на сокращенный рабочий день или трехдневку. Тем не менее, скажу, что рост безработицы есть, и значительный. И печально то, что люди регистрируются, чтобы получать 12 тысяч, поскольку у них нет другого выбора», – заключает Константин Селянин.

Как отмечают собеседники издания, на текущий момент предпосылок к кардинальному изменению ситуации нет. Не исключено, что уровень безработицы будет расти и далее.

УралПолит.Ru продолжит следить за ситуацией на рынке труда в ХМАО и других регионах Большой Тюмени.

Автор: Александр Филиппов

© Ирина Гордеева

Вы можете поделиться новостью в соцсетях или обсудить в комментариях →

Источник: uralpolit.ru

Добавить комментарий