культура

Живопись 2000 лет назад: фаюмские портреты.

Фаюмские портреты – уникальное явление в истории искусств. Если Вас интересует живопись или жизнь людей 2000 лет назад — не проходите мимо! По уровню мастерства работы не уступают портретам европейским, которые начали создавать в 15 веке. Мы смогли приблизится к этому уровню только 15 веков спустя. И это живопись провинциальных мастеров!

Так как этот феномен возник и куда пропал?

Открытие.

Первым египетские портреты для Европы открыл путешественник Пьетро делла Валле: в 1615 году он привез из Египта два образца. В 1820-х годах благодаря Леону де Лаборде и британскому консулу в Каире Генри Солту в Старом Свете появилось ещё несколько портретов. Но настоящую известность они обрели к концу XIX века. Тогда историк и путешественник Даниэль Мари Фуке, будучи в Египте, услышал историю о найденных в гробницах портретах усопших. Он сразу отправился на место находки, но обнаружил только два уцелевших изображения из пятидесяти.

Осенью 1887 года в местечке Эр-Рубайят оазиса Фаюм, в Среднем Египте, местные жители нашли древний некрополь с захоронениями мумий. Гробницы разграбили уже давно, вероятно еще в VI-VII веках. Египетские торговцы сразу же сбыли 94 портрета известному венскому антиквару Теодору Графу. Тот показал их египтологу и писателю Георгу Эберсу. В том же году в другом фаюмском местечке, Хаваре, начал раскопки некрополя известный британский археолог Флиндерс Питри. Ему тоже посчастливилось — он нашел 40 портретов, и в дальнейших раскопках, из которых самым удачным оказался сезон 1910-1911 годов, было найдено еще 30.

Новый этап в истории изучения фаюмских портретов положил немецкий археолог фон Кауфман. В 1892 году он открыл гробницу Алины, а в ней — несколько знаменитых в наши дни портретов.

Впоследствии фаюмские портреты были обнаружены и в других некрополях Египта — в Абурир-эль-Мелеке, Эль-Хибехе, Мемфисе, Антинополисе, Ахмиме, Фивах и Саккаре.

Сегодня в мире известно не менее 750 (по другим данным 900) портретов, из которых в самом Фаюме было найдено около 300.

Появление стиля.

В IV веке до нашей эры Египет завоевала Греция, а в I веке до нашей эры — Рим. Греческое влияние сказывалось в умении художников передавать объем с помощью светотени, использовать перспективу, применять колористику. Из Греции пришла и одна из основных техник фаюмских портретов — энкаустика. Древнеримская портретная живопись привнесла больше индивидуальности в изображения. Манера письма стала свободной, художники — внимательней к чертам лица.

Согласно древнеегипетской традиции, такие портреты должны служить предметом культа мертвых. По верованиям древних египтян, душа могла покидать мумию через рот, а возвращаться через глаза. На портретах они всегда большие.

На большинстве портретов изображены молодые люди и дети. Почему? До того, как стать ритуальным, портреты по греческому обычаю украшали гостевые комнаты жилых домов.

Возраст на портрете и возраст усопшего различаются, но не всегда. Всё же часть портретов выполнена уже на бинтах мумий, а значит — после смерти человека. Если человек изображался после смерти, то на портрет добавляли ленту, чаще красную.

Написанные на деревянных досках портреты пришли на смену маскам, использовавшимся в египетском погребальном ритуале ранее. В одних случаях портрет демонстрировал большое сходство с реконструированным лицом, в других не имел с ним почти ничего общего. Художники обладали разным уровнем мастерства.

Современные технологии позволяют провести своеобразную "проверку" качества работы художника. Недавно исследователи провели компьютерную томографию мумии и реконструировали портрет по ее результатам.

Черты полученного в итоге лица оказались очень на похожи портрет. Подробности об исследовании в оригинале

Как они сохранились? История энкаустики.

Понятием «энкаустика» греки определяли способ живописи разогретыми восковыми красками, при котором нанесенные на мраморную или другую доску, краски снова оплавлялись, вжигались в доску. На поверхности (при правильном применении техники) образовывался стекловидный защитный слой.

Начало применения воска в качестве связующе­го вещества красок положено было уже в древнем Египте. Энкаустика как вид живописи должна была развиваться в Древнем Египте в рамках тех же канонов и философских концепций, что и другие виды искусства. Она благодаря своей прочности и долговечности была созвучна самому духу древнеегипетского искусства, предназначавшегося для вечных жилищ мертвых и посвященного вечным богам. Искусство восковой живописи перешло в Европу, где продолжалось до VIII века включительно. Начиная с XII века теряется всякий след энкаустической живописи.

По источникам точно известно, что в V—III веках до нашей эры в энкаустической технике работало много художников. Многие энкаустические картины V и IV веков оценивались современниками как величайшие произведения искусства. Например, по свидетельству Плиния, некоторые работы грека Зевксиса ценились так дорого, что их никто не мог купить, и он дарил их как бесценные.

Памятники живописи способом энкаустики греческой классической эпохи до нас не дошли, к сбольшому сожалению. Большинство этих замечательных произведений энкаустической живописи погибло в I веке нашей эры, когда сгорела большая часть Рима, а то, что уцелело от пожара, погибло при взятии Рима Аларихом в 410 году и Гензерихом — в 452 году. Многое уничтожено иконоборцами, яростно разрушавшими остатки «идолов» античного вре­мени. В XII веке все оставшиеся картины были уничтожены.

Попытки восстановления восковой живописи начались только в конце XVIII и начале XIX столетия. Полной неожиданностью оказался факт покрытия энкаустикой архитектурных и скульптурных памятников в Америке, заставляющий предположить, что энкаустику знали по крайней мере на территории современных Перу, Гондураса, Панамы, Гватемалы, Сальвадора, Бразилии, Мексики и на острове Пасхи. Воск, таким образом, применялся в живописи и окраске на протяжении тысячелетии.

Техника энкаустики.

Техника предполагает растапливание заранее приготовленных кусков воска, смешанных с краской, на огне, на металлической палитре. И накладывание их не только кистью, но и разогретой металлической палочкой (каутерием).

Подробное исследование техники

Древний живописец располагал простейшими материалами. Красками служили минералы, соки растений и другие продукты натурального происхождения. Свя­зующим веществом красок были различные виды растительного и животного клея, известь и воск. Главным образом воск, который в лучшие времена этого способа живописи получал особую обработку.

Остатки энкаустической окраски, находимые в различных местах, например на колонне Траяна в Риме, построенной 1800 лет тому на­зад, тверды, подобны смоле и стекловидны в изломе.

Такова же окраска Парфенона и хра­ма Тезея в Афинах, ею окрашивались фасады храмов и украшались корабли.

В конце 2003-начале 2004 гг. в мюнхенской Глиптотеке прошла выставка "Bunte Götter", где были представлены раскрашенные античные скульптуры. Раскрашивали, конечно, не сами скульптуры, а их специально изготовленные гипсовые копии, и не просто так, а по сохранившимся на оригиналах частицам пигментов.

Живопись энкаустикой выполнялась на различных материалах: камне, кирпиче, шту­катурке и дереве, причем не требовала никакого грунта.

Техника живописи энкаустикой, по словам Плиния, считалась утруждающим спосо­бом живописи.

Приступая к работе, делали приготовленные краски жидкими с помощью нагрева. На­гревали и материал, на котором выполняли работу. Одновременно разогревалась палитра. Палитрой в энкаустике может служить пластинка из мрамора, базальта или поднос.

По окончании работы и остывании красок, что­бы придать поверхности однообразную гладкость и блеск, подно­сили жаровню, наполненную горящими углями.

Палитра красок энкаустики.

Палитра древнего египетского художника была довольно разнообразной. Исследования работ учеными дало возможность узнать нам, какими пигментами пользовался энкауст при написании своей работы: сажа газовая, кость черная, мел, свинцовые белила, киноварь красная, кармин красный, охра красная, понтийская красная, кармин фиолетовый, сурик желтый, охра светлая, эфесская желтая, охра темная, мумия красно-коричневая, сепия, ляпис-лазурь, египетская синяя, медянка. Некоторые из этих пигментов при нагреве очень опасны.

Дерево в энкаустике.

Исследования показали, что спектр используемых пород дерева для создания погребальных масок был довольно широк. Использовались как местные породы дерева, такие как: смоква, тис, липа и платан, так и привозимые из других частей греко-римского мира: сикомора, кедр, сосна, ель, кипарис и даже дуб.

Дощечки делались примерно толщиной в 1 см. Самые ранние фаюмские портреты писались на основе из кедра и сикоморы. Энкаусты отдавали предпочтение именно этим породам дерева, т.к их древесина довольно плотная и позволяет, не смотрят на трудность обработки, добиваться гладкой поверхности. Липу и менее ценные породы дерева стали использовать к 2в н.э, в большинстве случаев из-за легкости их обработки, а это говорит скорее о том, что производство погребального портрета стало массовым и более дешевым.

Антчная живопись: фаюмский портрет.

Процесс работы портретиста выглядел так. Он брал тонкую деревянную дощечку (иногда обтянутую холстом) и покрывал ее плотным ровным слоем воска. Затем прописывал поверхность краской, предназначенной для фона. На месте фигурной части изображения — головы и плеч — делал подмалевок и уже поверх него писал каутерием плотные части лица, как, например, волосы или щеки, лоб и подбородок. В местах, требующих большего размаха и легкости, применял темперу и кисти. Иногда форму лица художник моделировал пальцами (остались следы). После этого мастер разогревал жаровенку, вжигая им нанесенные краски в основу. И в завершение работы проходил новым слоем фон.

1 способ: горячий воск смешивали с пигментами и очень быстро наносили на поверхность с помощью горячих металлических каутериев.

2 способ: нагревали воск с морской водой и омыляли эту массу селитрой. Полученная смесь была более податливой и её можно было наносить особой кистью, которая представляла собой  прутья с разрозненными волокнами или жесткую кисть.

Иногда использовали обе техники на одном портрете, применяли то жесткую кисть для крупных мазков, то мелкую для проработки деталей. Местами наносился толстый слой краски поверх темного фона и в нём процарапывались мелкие элементы. Позже эту технику заново освоят: ее будет использовать Рембрандт в своих автопортретах.

Готовый портрет необходимо было вставить в мумию, причем вставить красиво, чтобы бинты, наложенные в несколько слоев, образовали своего рода рамку — прямоугольную или многоугольную. Почти всегда портрет по форме не подходил, и его вынуждены были подрезать, часто не особо аккуратно.

Красивые черноглазые мальчики с первым пушком на щеках и пробивающимися усиками, грустные пышноволосые девушки, мужчины во цвете лет с классическими лицами, косматые туземцы, старики, чьи-то братья и сестры, матери и дети. Все они смотрят на нас как бы вдруг обернувшись. Они совсем рядом, но это обман — между нами уже 2000 лет!

Фаюмские портреты, как древние фотографии, показывают настоящих людей. Поэтому каждый портрет — это внутренний мир и характер отдельного человека. Для жизни обычное явление ассиметричные лица , так пытались передать перспективу образа.

По-видимому, исключением из правила письма портретов с живой натуры были детские образы. Многие из них создавали уже после смерти ребенка.

Встречаются и седобородые старцы. Это бывает не часто.

Среди восточных красавиц и черноволосых мужчин можно встретить и римские типажи.

Не все художники были величайшими мастерами, иногда встречается и нехватка техники, времени, а иногда и откровенная халтура.

К III веку н.э. трудоемкая энкаустика постепенно начинает заменяться темперой, где в качестве связующего вещества красок используется не воск, а яичный желток и вода. Но изменения происходят не только в упрощении техники письма, но и в самом стиле изображений: их реалистичность уходит, объёмность форм сменяется плоскостным изображением.

Изображение на портретах открывает нам веру предков в вечную душу усопшего, древние художники невольно повлияли на формирование иконописных канонов. Печальный, устремленный в вечность взгляд огромных глаз на фаюмских портретах отлично подошел для передачи святых образов в искусстве Византии. Конечно, христианская икона не выходит полностью из фаюмского портрета. Но параллели же очевидны!

Сегодня фаюмские портреты пополнили собрания главных музеев Лондона, Парижа, Нью-Йорка и других городов мира. Бесценную коллекцию этих древних сокровищ хранит Государственный музей изобразительных искусств им. Пушкина. Посмотрите и не пожалеете!

Смотрите мои публикации, ставьте лайки и подписывайтесь на мой канал. Будет интересно!

А.Житков.

Источник: zen.yandex.ru

Добавить комментарий